Психосессия

123 4 5678910

– Это все же разные вещи, – уклончиво отвечает Рут. – Меня интересует этический аспект. Разве он имеет право требовать то, что сделано в коммерческой фирме?
– Нет, конечно. Это кража интеллектуальной собственности. Уголовщина. И “расплатиться”, – я изобразил пальцами кавычки, – за нее он хочет оценкой за курс. В каком искривленном пространстве такое сопоставимо?!
– Но ты-то сам, как себя с этим чувствуешь?
– Да никак. С моральной точки зрения я еще не отошел от новогоднего выяснения моего этого… вероисповедания и расовой принадлежности. Как он смеет навязывать свои религиозные убеждения, орать еврей я или не еврей…
– Это до сих пор тебя тревожит?
– Тревожит? – я расхохотался. – Меня бесит. Не то что мне так уж важно считаться “кошерным” в его глазах евреем, но что за дичайший ультиматум – либо ты с нами, либо против нас? И если – с нами, ты обязан принять наше мировоззрение и ненавидеть его псевдо-римлян – итальянцев, которые, – я снова изобразил пальцами кавычки, – “распяли” Христа. Да и самого Христа, за то что его “распяли” итальянцы!

Рут грустно улыбнулась.

– Экие негодяи эти итальянцы – взяли и распяли. Вероятно, по повелению Папы Римского. Они же римляне, как-никак!.. Ох, знаешь, с практической точки зрения, меня гораздо больше парит дышать испарениями наночастиц. Это уже вопрос здоровья… А законы Шмуэль и так все время выворачивает наизнанку. Впрочем, не беспокойся, то что было в той фирме, для нашей лаборатории все равно не подходит. Думаю, мне удастся слепить достаточно качественный аналог.
– Ясно… Но, тем не менее, это важный момент: если он заставляет тебя делать что-то незаконное, ты должен к кому-то обратиться.
– Да не к кому обращаться! Там как в феодальном обществе: вассал моего вассала – не мой вассал. Даже декан не станет указывать профессору. Кстати, травить нас ядовитыми испарениями, экономя на защитном оборудовании – по-твоему законно?

Рут выдержала паузу, чтобы моя истерия, усугубленная рецидивом нанопаники, сама собой рассеялась, не встретив сопротивления. Но куда там, точка невозврата была уже пройдена.

– Ладно, давай вернемся к настоящему…
– Что значит “ладно”? Ты оправдываешь?
– Хватит выкапывать обиды полугодовой давности! Выкапывать, возводить для каждой пьедестал, церемониально водружать и самозабвенно любоваться… Это тупик. Это ни к чему не ведет.
– Так ты же сама спросила! И потом я до сих пор их расхлебываю. Никуда не делись ни наночастицы, ни его ксенофобия, ни…
– Да, спросила, – кивнула она, – а теперь я предлагаю сосредоточиться на расхлебывании, а не на оплакивании. Нечего увековечивать уязвленность.
– Знаешь,..

Подчеркнутое спокойствие и ее мягкий тон, распалили меня еще больше.

назад | 116 / 172 | вперёд